Честь и хвала людям, которые, однажды посвятив себя трудной, а порой и опасной профессии, навсегда остаются ей преданными, и спустя годы, с гордостью утверждают, что могли бы пройти этот путь снова. Признаётся в этом и Александр Анатольевич Зайцев, который 17 лет возглавлял Балезинский и Кезский РОВД. Полковник милиции в отставке и сегодня на службе – на ответственной должности в Удмуртском филиале Россельхозбанка. А начинал служебную карьеру молодой специалист в Игринском РОВД, куда был направлен в звании лейтенанта после окончания Елабужской школы милиции. Наш герой с юности увлекается техникой, рыбалкой, зимой его часто можно увидеть на лыжной трассе. Он внимательный муж, нежный отец и дед. С женой Ольгой Петровной воспитали троих детей: старшая дочь и сын пошли по стопам отца, работают в Балезинском районе, Ирина – заведующая фельдшерско-акушерским пунктом, живёт в пятидесяти километрах от Полярного круга. Приглашаем наших читателей отправиться в путешествие по волнам памяти Александра Анатольевича.

Село живёт
Моя малая родина – Кизнерский район, село Кибья. Рос в многодетной семье – нас у родителей было шестеро. Мама работала в колхозе бухгалтером, отца все знали как специалиста широкого профиля: был токарем и электриком, сварщиком и кузнецом, а также водителем. На земле предков бываю регулярно. Нашу дружную семью каждый год собирает день рождения матери, нынче ей исполняется восемьдесят восемь, а вот отца давно уже нет. Наведываемся к ней и в майские праздники: огород пашем, грядки нарезаем. Поскольку село не газифицировано, готовим дрова на зиму. Уроженцы села дружно съезжаются в день Троицы – вот уж когда можно свидеться с земляками! После погоста народ разбредается по своим исчезнувшим деревням и общим котлом варит кашу, вспоминает былое. Приятно осознавать, что село родное живёт.

Школа, школа, я скучаю
В своё время наша Кибья славилась своими учителями и учениками. Когда в 1973 году я заканчивал школу, было две параллели, в каждом классе – по двадцать человек. Вот и посчитайте: каждый год выпускалось по сорок человек! А сейчас в больших деревнях и сёлах до десяти выпускников, да и того меньше. Вот и в Кибьинской осталось чуть более двадцати учеников. Учился я хорошо, но, прежде всего, школа запомнилась тем, что она была древней – построена в тридцатые годы. В отдельных зданиях располагались начальная и средняя, был интернат, в котором жили ребята из окружных деревень. Помню учительницу первую, помню, как под Новый год в широком коридоре ставили высоченную, до потолка, ёлку и всем школьным миром украшали самодельными игрушками: из картона вырезали фигурки птиц и животных, оборачивали фольгой, или сырое яйцо с двух сторон протыкали толстой иглой, освобождали от содержимого и разукрашивали акварелью: вот клоун, а вот снеговик… У нас дома такие «исторические» игрушки до сих пор сохранились, но служат уже не украшением, а держим на память.

Воспитаны и закалены трудом
В полутора километрах от села протекает речка Пыжманка, вот здесь мы и пропадали с утра до вечера. Купались до посинения – зуб на зуб не попадал, на вилку ловили мелкую рыбёшку, так называемую, ушицу варили в котелке, а чаще насаживали на палку и жарили над пламенем костра. Достанешь хлебушек, да так навернёшь – вот тебе обед и полдник. Но такая беззаботушка длилась недолго, мы подрастали и уже в классе шестом-седьмом с первых дней летних каникул выходили на колхозные работы. Трудовой сезон начинался с чистки картофельных ям: женщины отбирали картошку на посадку, а подростки в деревянных коробах сгнившую на лошади свозили на свалку. Затем брались за капитальную уборку в курятниках, овчарне, других животноводческих помещениях. Далее начиналась заготовка веников для тех же овец: крапива безжалостно жалится, от кровососов-паутов продыху нет – терпишь, деваться некуда. Когда наступала сенокосная пора, женщины и мужчины в светлых одеждах дружно, как один, выходили на луга. Тогда были тракторные, конные косилки, а по логам и тем местам, где не развернуться на технике, косили вручную. И так всё лето: одни с литовками, другие – с граблями, третьи – с вилами, а мальчишки на волокушах копёшки (копна) к скирдам подвозили. Здесь уже мужики саниками (трёхрогое деревянное приспособление с длинным черенком) подкидывали сено главному стогомётчику. Если погода не подводила, то угодья опустошались в считанные дни. Тут и осень наступала – мы опять в деревянных коробах зерно от комбайнов с ближних полей возили на зерноток. Одновременно поспевал лён: теребили вручную, связывали в снопы, укладывали шалашиками и начинался обмолот: на проезжую дорогу постилали брезент, укладывали на него снопы, и по ним проезжали машины, тракторы, комбайны, так семена рассыпались на брезент. Часть соломы сдавалась, часть шла на паклю – были свои льномялки. Много мочалки заготавливали: весной рубили липу, кора всё лето замачивалась в прудике, а после мочалу обдирали от лубков, она висела, сохла – по всей округе такой аромат шёл… А сами лубки шли на покрытие крыш домов – материал был прочный, долговечный, лучше, чем доска.

Чем не Карелия моя Удмуртия?
Учась в школе, читал много детективов, смотрел кинофильмы, думаю, это и навело на мысль стать «сыщиком». Но в Советском Союзе была единственная высшая школа милиции – в Омске, куда можно поступить после 10 класса. Я не мог себе позволить такую роскошь и поехать так далеко – не было средств. В армию идти – возраст не подошёл, и чтобы время даром не терять, решил получить специальность сварщика. С детства с удовольствием наблюдал за тем, как под инструментом отца плавится металл, хотелось научиться самому работать чудо-аппаратом. И хотя в училище приехал с опозданием, почему-то мастер группы Александр Майер меня назначил старостой. Может, потому что оценки в аттестате были хорошие? И в общежитии меня старшим по этажу назначили. Эта специальность мне пригождается по жизни.
После армии отучился в Елабужской школе милиции, написал рапорт на службу в Карелии – так хотелось поехать в страну лесов, озёр и рек. Но сложилось по-другому – решено было меня оставить в Ижевске. Но и это решение оказалось не окончательным, а аргумент был простой: на селе катастрофически не хватает дипломированных специалистов. Приехал начальник Игринского РОВД и «сосватал» меня участковым, но тут я возразил, ссылаясь на то, что хочу работать в отделе уголовного розыска. Рано ли поздно, а мечта осуществилась.
Я люблю свою жизнь – у меня прекрасная семья, надёжные друзья, приятели, любимая работа – та, что была, и та, которой сегодня живу.

Подготовила М. ПЕРМЯКОВА

Добавить комментарий