45 лет назад на строительство Байкало-Амурской магистрали отправился первый Всесоюзный ударный комсомольский отряд. В стройке века принял участие и наш земляк.

Фото бригады

1974 год. Я — студент первого курса Московского института инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). В середине первого семестра на факультете объявили о наборе в студенческий строительный отряд, второй курс ехал в обязательном порядке. Предпочтение отдавалось студентам, имеющим опыт работы в строительных организациях, а также отслужившим в армии, кроме того, успешно сдавшим экзамены. Я подходил по всем критериям, поэтому был зачислен в отряд, назывался он «Электрик-75». И вот начало лета 1975 года, сессия позади. Все ребята счастливы от перспективы поездки. Наконец, настаёт день отправки. Мы собираемся в Домодедовском аэропорту. Каждому бойцу вручают значки строителя Байкало-Амурской магистрали.

Мой товарищ

От Москвы до Нагорного
Перелёт на самолёте ТУ-104 от Москвы до Читы длился около восьми часов (были часовые остановки в Свердловске и Новосибирске для заправки топливом). С высоты, конечно, не различается местность, над которой летишь, но озеро Байкал видно прекрасно. Далее от Читы до станции Большой Невер (посёлок в Амурской области) ехали поездом, затем около восьми часов – на автобусе по опасной дороге (Амуро-Якутская магистраль) через четыре горных перевала до станции Нагорный (южная Якутия). Вокзала, конечно, нет, стоит один вагончик да несколько деревянных бараков.
Наш палаточный лагерь (а это был штабной вагончик, три двадцатиместных палатки и открытая веранда с кухней для приёма пищи) находился в метрах пятистах-восьмистах от крайних домов на берегу небольшой речки Тимптон (богата рыбой, в основном, водится хариус). Здесь нам и предстояло принимать водные процедуры. Правда, вода была очень холодная – всё-таки зона вечной мерзлоты. Слой мха уберёшь, а там – замёрший грунт, измельчённые скальные породы, лёд, и холодильник не нужен. Яму выкопал, и все скоропортящиеся продукты можно туда складывать. Погода своеобразная: зимой минус пятьдесят по Цельсию, летом – плюс тридцать.

Палатки

Мой первый рабочий экзамен
В день приезда нам сообщили, чем будем заниматься, а именно – строительством щито-вых деревянных домов, школы и прокладкой теплотрассы от котельной до вновь построенных объектов. Всё это готовилось для проживания строителей железной дороги. Меня зачислили в бригаду, которая занималась строительством щитовых домов – после окончания школы до призыва в Советскую Армию в течение года работал в НГЧ-5 плотником, какой-то опыт всё-таки имел. За два с лишним месяца нашей бригадой были построены три трёхподъездных дома, проложена теплотрасса к жилым домам от центральной котельной. Работали без выходных, причём полный световой день, правда, по воскресеньям после обеда была баня. Один раз выезжали на экскурсию в оленеводческий совхоз. Однажды довелось сходить на охоту с местными жителями. Южная Якутия богата не только рыбой, в тайге обитают лоси, олени, пушные звери, много разнообразной птицы. И цветы там необыкновенной красоты: например, огромные голубые колокольцы. Много ягод: голубики, брусники. Собрать ведро – пустяк.

Дорога с приключениями
Конец августа, пора обратно в Москву. Палаточный лагерь разобран, автобусы поданы, колонна тронулась в путь. Вдруг на очередном подъёме в гору нас срочно высаживают из автобусов. Что случилось? Видим, навстречу несётся тяжёлый грузовик с прицепом без водителя – тот стоит на вершине дороги и размахивает руками. Мы все – прочь с дороги. Автомобиль пронёсся мимо нас и метров через сто ушёл в пропасть. Позже узнали, что шофёр перед спуском с горы увидел нашу автоколонну и хотел пропустить нас, но не проверил надёжность работы стояночного тормоза. Вот с такими приключениями мы добрались до станции Большой Невер.

Летели самолётом, ехали автобусом…
Второй раз моя поездка на БАМ состоялась в 1979 году в составе студенческого отряда «Амур-79» – уже после защиты диплома. Мы в составе восьми человек поехали в первую партию, чтобы подготовить палаточный лагерь для основного состава стройотряда в посёлке Беркакит вблизи угольного разреза Нерюнгри, который находится в Южной Якутии. На этот раз мы летели на самолёте из аэропорта Домодедово до Якутска. Далее – на небольшом самолёте Л-410 на девятнадцать посадочных мест до посёлка Чульман. Пролетали над речкой Алдан, посёлком, где добывают золото путём промывки речного песка специальными комбайнами. От Чульмана на автобусе добрались до места нашей дислокации. Это был посёлок Беркакит, где нам и предстояло работать. Он только-только начал строиться, и также не хватало жилья для строителей железной дороги и шахтёров, которые добывали каменный уголь на разрезе Нерюнгри. Основной нашей задачей было возведение таких же домов, как в Нагорном. Работа знакома, опыт имеется.
Кроме жилых домов нами построена ещё школа.

Богатства суровой Якутии
На карте Южной Якутии обозначены месторождения угля, железной руды, апатитов, золота, слюды, редкоземельных минералов. Специалисты считают, что столь уникального сочетания угольных и железнорудных месторождений больше не сыскать. Например, только в Алдано-Чульманском угленосном районе можно добыть больше 23 миллионов тонн угля в год, причём уголь здесь и энергетический, и коксующийся – необходимый для металлургии. И рядом – железная руда, запасы которой свыше двадцати миллионов тонн. Отличная сырьевая база для металлургического завода. Толщина угольного пласта, или мощность, как говорят специалисты, составляет 28 метров. Уникальному разрезу и техника требуется уникальная. Когда начинали разрабатывать месторождение, мощных машин не было, их специально создавали для Нерюнгри. В начале стройки техника поступала из Японии и Америки. Но вот незадача – быстро ломается, просто не выдерживает пятидесятиградусных морозов. Сейчас технику для Нерюнгри делают и на российских заводах – в специальном «северном» исполнении, то есть рассчитанную на суровые климатические условия.
«Прокатиться хотите?», – окликнул нас из кабины 180-тонного самосвала «Юнит-Риг» весёлый водитель. Отказываться мы не стали. С высокого «берега» нерюнгринского разреза всё как на ладони: ползут по чётным колеям красные, жёлтые, оранжевые автомобили, порожние и гружёные углём. Поворачиваются стрелы экскаваторов (ёмкость ковша – двадцать кубических метров), и совсем крохотными кажутся сверху люди, особенно, когда стоят рядом с огромными машинами.

Прощай, БАМ!
Наступил конец августа, снова пора собираться в Москву. Последняя линейка. Вручение наград и денежных довольствий. От руководства СМП-591 я получил Почётную грамоту, которую бережно храню. Это документ, подтверждающий моё участие в строительстве Байкало-Амурской магистрали.

Фото из личного архива автора

Добавить комментарий