Родная сестра погибшей в пожаре жительницы Перми приняла её сына в свою семью и вырастила достойным человеком

Совсем скоро, в первых числах декабря, будет отмечаться очередная печальная дата – восьмая годовщина крупнейшего по числу жертв пожара в пермском ночном клубе «Хромая лошадь». Тогда, в трагическую ночь, в результате ожогов, отравления высокотоксичным дымом и давки погибли 111 человек, в больницах умерли 45. В скорбном списке есть имя и уроженки посёлка Балезино Елены Беломоиной.

Чтобы читатели поняли, о чём пойдёт речь, я попросила поделиться личными переживаниями Инну Геннадьевну Касимову, ей слово:
— Моя родная сестра Лена жила и работала в Перми, у неё был свой бизнес – изготовление офисной мебели. На мероприятие в клуб «Хромая лошадь» она была приглашена в качестве гостя. Накануне мы разговаривали по телефону, и я знала об этом. Утром мне позвонил одиннадцатилетний племянник, сынишка Лены, Влад, и сообщил, что мама не пришла домой. Я ещё тогда не подумала ничего плохого, потому что не видела новостей. А когда по телевизору рассказали про Пермь, сразу сложила все пазлы в голове, закралась тревога. Подключила пермских родственников, Лену практически сразу опознали в морге, она погибла в результате давки плюс отравление токсичным дымом. Две подруги, которые были с ней, выжили, а Лена – нет, у одной из подруг обожжено 70 процентов кожного покрова, это страшно.
Признаюсь честно, отец Влада в тот момент смалодушничал и сказал мне: «У меня не хватит сил поднять ребёнка», а я не имела морального права оставить Влада одного. Пришлось мальчику сообщить, что мамы больше нет, на что он ответил: «Инна, я буду жить с тобой». Хотя директор кадетской школы, где учился парнишка, упрашивал оставить его в интернате, он был лучшим учеником, в дневнике – одни пятёрки. И из нашего посёлка выходят генералы, главное – чтобы душа у ребёнка была согрета. Так Влад стал полноценным членом моей семьи и учеником школы №1.
Трудностей адаптации мы практически не ощутили, так как Влад всегда был наш, родной, и с сестрой отношения у нас были очень близкие. Моя дочь Розалия с ним ровесница, для старшего сына Руслана – он брат, и сноха, и сваты приняли его замечательно. Бюрократические преграды преодолели быстро, помогли работники отдела опеки и попечительства.
Сейчас Владу двадцать лет, он студент Санкт-Петербургского университета, факультет «Международные отношения», специальность «Востоковедение», окончил школу с золотой медалью. Он уже знает пятьсот японских иероглифов, а надо, чтобы читать газеты, хотя бы три тысячи. Собирается на третьем курсе в Японию ехать. Жизнерадостный, гармонично развитый, коммуникабельный парень. Вижу в нём продолжение сестры. Мои дети очень дружны, и все дела мы делали вместе.
Этот случай научил меня ничего не бояться в жизни, всё преодолимо. Иногда вижу, как женщины пасуют перед трудностями или не справляются с ними. Но стоит только захотеть, и всё получится. Горе потери сплотило людей, пермское землячество помогало Владу, он часто ездил в лагеря летом. Оказалось, что у Лены – огромное количество друзей. На протяжении восьми лет в день рождения сестры всегда приезжают семь-восемь человек на её могилу, чтобы почтить память. Очень позитивные люди. Я всегда старалась привить Владу только добрые качества. Уверена, что у него в жизни всё будет хорошо, и он станет прекрасным дипломатом.

Вот как в жизни бывает. Беда, как лакмусовая бумажка, показала – кто на что способен, кто может возложить на себя ответственность и с достоинством выдержать все трудности.

Н. Островская

Добавить комментарий