В умелых руках Михаила Сотникова отжившие свой век вещи обретают вторую жизнь

С Михаилом я знакома давно, но о его необычном увлечении узнала случайно.
В соцсети на его страничке увидела предметы антиквариата и не могла не заинтересоваться.

Дело для души

-Раньше я и не думал, что буду заниматься реставрацией старых вещей, жил в благоустроенной квартире, а с появлением собственного дома нашлось пространство для творчества, — говорит Михаил. – У меня своя небольшая столярка, где есть всё необходимое для работы, а инструменты достались от деда, которого я и не видел никогда. Для занятия этим ремеслом не надо заканчивать ни школ, ни институтов, если творчество поселяется в душе человека, тогда руки сами идут. Но без вдохновения лучше не браться – дело не пойдёт. А вещи как будто сами меня находят – ноги часто ведут именно туда, где есть чем поживиться. Увижу заброшенный дом – теряю покой, чего только там не бывает… Понравившиеся предметы с разрешения беру и даю им вторую жизнь. Скажу правду, это – не способ наживы, а дело для душевного удовлетворения.

«Потёртая» старина
Первые стулья Михаил привёз из Глазова. Раньше работникам ЧМЗ выдавали талоны на рижские гарнитуры, со временем они изнашивались, расшатывались, кому-то просто надоедала одна и та же модель, так за своей ненадобностью в руках мастера оказались дубовые стулья. Михаил их разобрал, заново склеил, подкрасил, перетянул тканью. Получилось на загляденье! Конечно, тут же нашлась новая хозяйка мебели, и стоит она теперь, придавая интерьеру дома неповторимую изюминку.

Затем в руки умельца попали два других вековых стула – привезли их из Ижевска. И хотя не любит Миша переделывать старинные вещи, когда просят – не отказывает. Сделал эти стулья в английском стиле шебби-шик – переводится как «потёртый шик», это стиль в интерьере и декоре, появившийся в конце 80-х годов XX века. Стулья сразу «уехали» в Глазов.

В поисках «добычи»
Однажды пути-дороги привели к одному дому, зайдя во двор которого он смело спросил у хозяев: «Барахло есть?». Ответа долго ждать не пришлось: девушка быстро вынесла несколько запылившихся предметов старины, среди которых оказалась рама из-под зеркала. «Добычу» Михаил оставлять не стал, забрал с собой. В течение четырёх дней кропотливо чистил мягкой наждачной бумагой, специальной губкой, и рама показала своё симпатичное «личико». Сейчас благополучно «живёт» в Глазове.
А буфет Михаилу достался от жительницы деревни Кожило.

-Возни было очень много, — продолжает мой собеседник. – Где-то почистил шлиф-машинкой, где-то пришлось руками драить. Удалось до блеска начистить даже ручки-ракушки. Буфету тоже без малого сто лет. Он хорошо прижился в Ижевске в доме большого знатока и ценителя старины. Поначалу было жаль расставаться с вещами, но подумал, куда мне всё это? Надо будет музей открывать. Поэтому дома никаких таких вещей не держим. Раньше брался за любое изделие – чтобы руку набить, а теперь – выборочно, если только зацепит своей необычностью, изяществом. Жаль, что после 90-х годов не стало советских ГОСТов, а ведь качество было настоящим. Теперь у вещей век короткий: год-другой посидишь, и стул уже расшатывается, ручки мебели отлетают.

Какие невиданные предметы ждут Михаила впереди – неизвестно, но, попав в его умелые руки, они точно будут выглядеть не хуже первозданного вида.

М. Пермякова Фото А. Миронова

Добавить комментарий