Имя нашего земляка Хикматуллы Адиевича Арсланова широко известно в научном мире

В Кестыме живёт трудолюбивый гостеприимный народ. Среди уроженцев этой деревни есть люди с мировыми именами. Об Ибрагиме Валиулловиче Ахмарове, первооткрывателе кометы Юрлова, «районка» не единожды писала. Героем же сегодняшнего рассказа является Хикматулла Адиевич Арсланов.

25 августа доктору геолого-минералогических наук, профессору по специальности «Геохимия» исполнилось 85 лет со дня рождения и 50 лет с начала научной деятельности. Мой собеседник и сегодня продолжает заниматься научной работой, сорок семь лет заведовал лабораторией Ленинградского государственного университета.
Уроженец Кестыма не забывает родной татарский язык, любит свою малую родину – каждый год приезжает проведывать родственников, нынешним летом был на празднике «Касимовлар, жыены!» («Касимовы, собирайся!»).

Вкус крестьянского быта
— Родился и вырос в многодетной семье: нас было шес-теро братьев и одна сестрёнка, — рассказывает Хикматулла Адиевич. — Трое старших братьев участвовали в Великой Отечественной войне, за смелость и отвагу награждены медалями, один погиб. Остальные, кроме меня, посвятили себя сельской жизни. «Вкус» крестьянского быта и труда хорошо знаком и мне. Летом всей деревней выходили в поле с серпами, граблями, литовками, вилами. Мы, мальчишки, садились на лошадей: то копны к скирдам, то снопы к молотильной установке подвозили. На них же и пахали: один из парней за узду ведёт в борозду, другой за лошадью шагает, крепко ухватившись за борону. Много зерна сеяли, убирали, всё на фронт уходило. Жизнь деревенская тяжело давалась, бывало, корову на два двора держали, одной хозяйке не управиться – мужчины на войне. Помню, с ребятами в Глазов молоко продавать ездили. Денег на дорогу нет, так мы с котомками на крышу поезда забираемся. Тяжёлые случаи бывали. В городе же на вырученные деньги отоваривались – в основном, это были продукты первой необходимости. Один год даже школу пропустил – торговать было некому, кроме меня.

Маленькие шаги большого пути
До седьмого класса парнишка учился в Кестыме, далее – в школе №1 посёлка Балезино. Учительница химии первая заметила увлечение мальчишки предметом. Было решено: после десятого класса будет поступать в Казанский химико-технологический институт имени Кирова.
— Учился с большой радостью, — продолжает Хикматулла Адиевич. – Как-то неожиданно приехала представитель Ленинградского университета, предложила нескольким студентам продолжить учёбу в вузе северной столицы без потери курса. Сказала, что стипендия почти вдвое больше, общежитие будет. Согласились. Дальше было самостоятельное становление: честным, кропотливым трудом пробивал себе путь. От младшего научного сотрудника вырос до заведующего лабораторией. Я организовывал лаборатории для определения абсолютного возраста отложений с точностью до трёх тысяч лет (плюс, минус сто лет). Это необходимо важно археологам, геологам, методика и сегодня используется в ряде стран мира. У меня два авторских свидетельства на изобретение, прошло сорок лет, а они работают.

Двадцать тысяч лет – для науки не много
Занимаясь научной работой, Хикматулла Адиевич не засиживался в кабинете, постоянно бывал в экспедициях: применял методику при извержении вулканов (по застывшей лаве), во время крупных цунами высотой до сорока метров, когда выбрасывался песок со дна моря на равнины, в том числе на болота. По словам моего собеседника, легко определить возраст торфяника до и после цунами. Также с невероятной точностью узнавали, когда ледники доходили до Валдайской возвышенности, Гродно, Вильнюса – установлено, что это происходило 18-20 тысяч лет назад, в геологическом масштабе этот возраст считается молодым. Не раз участвовал в Международных конференциях в Америке, Голландии, Нидерландах, Германии, Англии, Финляндии, Японии.

Нет работы интереснее
— Самое увлекательное в нашей работе – определение возраста древнейших животных, продолжает любимую тему доктор наук. – В ледниковые времена, например, жили пещерный лев, саблезубый тигр, шерстистые носороги, мамонты. Так вот, в Магаданской области на приисках геологи наткнулись на мамонтёнка. Небольшой кусок его тела доставили в нашу лабораторию, и мы определили, что животному тридцать девять тысяч лет. Также жители острова Яки (Япония) нашли кедр, ударенный молнией. Определяя возраст, работали всей лабораторией – считали годичные кольца. Оказалось, дереву одна тысяча лет. В год обследуем около трёхсот объектов.

В завершение нашей беседы я выведала у Хикматуллы Адиевича секрет сохранения молодости, энергичности, бодрости, ясности памяти, на что он ответил: «Ничего особенного. Умственный труд чередую с физическим – в пригороде у меня дача. Сажаю картошку, лучок, капусту, есть сад – всё как в Кестыме и Балезино. Важным считаю – по душе выбрать профессию и стремиться к достижению цели».

М.Пермякова

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here