«Перестать дурить головы людям!»
У новогоднего праздника – своя история. До XV века он отмечался 1 марта. Дата была связана с весенним равноденствием – отсчёт дней начинали с пробуждения всего живого после долгой зимы. С XV по XVII век праздник отмечали по юлианскому календарю – 1 сентября. Только в 1699 году Пётр I, подражая западному образу жизни, издал указ о переносе новогодних торжеств на 1 января: «Поскольку в России считают Новый год по-разному, с сего числа перестать дурить головы людям и считать Новый год повсеместно 1 января. А в знак доброго начинания поздравлять друг друга, желать в делах благополучия, в семье – благоденствия. В честь праздника учинять украшения из елей, детей забавлять, на санях катать с гор. А взрослым людям пьянства и мордобоя не устраивать – на это других дней хватает».

Самый короткий год
1699 год в России длился всего четыре месяца – с 1 сентября по 1 января. Это был самый короткий год в истории государства. Первый Новый год в России отметили шумно – парадом и фейерверком в ночь с 31 декабря на 1 января 1700 года. Далее праздники проходили на Красной площади столицы. Однако с 1704 года торжества перенесли в северную столицу – Санкт-Петербург. Главным на празднике было не застолье, а массовые гулянья. Петербургские маскарады устраивались на площади близ Петропавловской крепости, и Пётр не только сам принимал в них участие, но и обязывал к этому вельмож.

На ёлке – яблоки, орехи, яйца
Новая дата прижилась не сразу. Однако царь был настойчив и безжалостно карал тех, кто пытался по старой традиции отмечать его 1 сентября. Он также строго следил, чтобы к 1 января дома вельмож и простолюдинов украшались хвойными и берёзовыми ветками, которые полагалось наряжать нетрадиционными новогодними игрушками (их не было вплоть до 19 века), а фруктами, орехами, овощами и даже яйцами. Причём, продукты служили не столько украшением, сколько символом: яблоки обозначали плодородие, орехи – непостижимость божественного промысла, яйца – развивающуюся жизнь, гармонию и полное благополучие.

Ох, уж эти календари
В XIX веке Новый год становится одним из любимых праздников. По всей стране устраиваются пышные гулянья, балы, застолья, публичные ёлки. С 1918 года Россия переходит на григорианский календарь – Новый год отмечается на тринадцать дней раньше. Церковь же остаётся на юлианском, и Рождество теперь приходится на 7 января. Отсюда появляется традиция отмечать старый Новый год.
В 1916 году по настоянию церкви отменено празднование Нового года. Но во многих семьях продолжают устраивать праздники, и делают это с большой осторожностью: ёлку ставят тайно, плотно занавесив окна. Вероятно, именно тогда Новый год в России стали отмечать не маскарадами и плясками, а застольем.

Дед Мороз, Снегурочка! Ау!
В 1910 году впервые на празднике появился Дед Мороз. Новый год со сказочными персонажами завоевал популярность, особенно в советское время. От имени Деда Мороза детям стали раздавать подарки.
История возникновения Снегурочки уходит к тридцатым годам прошлого столетия. Только в 1935 году праздник становится разрешённым, но без выходного – «красного» дня в календаре.
С 1936 года устанавливается самая главная ёлка в Кремле – для детей. С 1947 года первоянварский день считается нерабочим. Первое поздравительное обращение к народу в СССР сделал Леонид Брежнев в 1976 году, а в 1992 году страну поздравлял не глава государства, а писатель-сатирик Михаил Задорнов.
Так, из века в век приходит к людям Новый год, дарит радость и веселье.

А. Сунцова, сотрудник районного краеведческого музея

Хоровод вокруг цветка

Эвелина Нефёдова, д. Ушур

Раньше в деревнях широко отмечали только Пасху и Рождество. В нашей семье любимым праздником считался Новый год. Многие деревенские ребята приходили к нам домой. Ёлкой служил большой комнатный цветок, причём, он каждый год менялся: то фикус, то роза, то берёзка. Мама ставила кадушку с цветком на табурет посреди комнаты, и мы семейно два-три вечера украшали его самодельными игрушками. В фантик заворачивали бумагу – получалась конфетка. Из разноцветных тетрадных обложек и белой газетной кромки делали цепочку, фонарики, иногда полоски красили акварельной краской. А склеивали бумагу варёной картошкой. У мамы нежно-ажурными получались снежинки и плетюшки из газет – вешали их вместо тюля на окна. Сами же наряжались в мамины платья – их у неё было много и разных фасонов, потому что сама шила. В таких нарядах водили хоровод, рассказывали стихи, играли в ручейки, рыбаки и рыбки. Каждый раз мама с бабушкой всем раздавали рублёвые конфеты – «дунькину радость». Все оставались довольны.
Давно нет деревни, но для тогдашних мальчиков и девочек остались тёплые воспоминания о необычной ёлочке. Спасибо маме Галине Степановне – нынче ей исполнилось 85 лет.
А на школьной ёлке Дед Мороз вручал подарки побогаче: пачку вафель «Снежинка», пачку печенья, одно яблоко и несколько штук карамелек. Кульки подарочные мы делали своими руками.

С наступающим Новым годом, земляки!

«Откуда ты взялась, милашка?»
Лариса Шиляева, с. Люк

В жизни происходят самые неожиданные случаи. Поделюсь одной историей из моего детства. В канун Нового года мы с мамой поехали в гости к дяде, который жил в Глазове и преподавал в медучилище. Мы сидим с мамой в квартире, вдруг он, запыхавшийся, забегает и говорит: «Беда – заболела студентка, которая играет роль Снегурочки. Лариса, выручай!». А я училась в 6 классе. Сели в машину и – в училище. Вот я стою в платье и ботинках не по размеру, а какая-то строгая женщина даёт мне наказы: «Главное – не молчи, читай стихи, заводи песни о зиме, ёлке, говори что на память придёт о Новом годе». Дед Мороз оторопел при виде подставной внучки. Думаете, я провалила праздник? Нет, достойно его спасла. Когда гости стали расходиться, ко мне подошёл один седовласый дядька и, гладя меня по голове, спросил: «Откуда ты взялась, милашка, с таким удмуртским акцентом? А ведь молодец!». В этот день я получила столько подарков, сладостей, сколько враз не получала больше никогда. Но самым приятным было то, что меня пригласили на роль Снегурочки и на следующий год.

Бумажные снежинки да фонарики
Галина Семёнова, д. Эркешево

В годы моего детства Новый год отмечали очень скромно: костюмы и игрушки готовили своими руками. На ветках школьной и домашней елей вместо светящихся гирлянд висели бумажные снежинки, звёздочки, фонарики. Другого мы не видали, и нам казалось это красивым убранством. Многим в деревне было не до ёлки, а наша мама всегда срубала лесную красавицу – её путь на ферму пролегал через лог, и не надо было специально ходить за ней. Занесёт домой – такой аромат разносится всюду… А теперь и хвоя уже не так пахнет, или мне это только кажется. Мама же украшения делала: нанизывала на нить соломинки – получались квадратики. Посерёдке привязывала фруктово-ягодные карамельки. Это позже появились стеклянные игрушки – мы их очень бережно развешивали на ветки, также аккуратно убирали, заворачивали в газеты и складывали в коробку до следующего раза. А Дед Мороз впечатления волшебства абсолютно не производил –
вся школа знала, что это учитель начальных классов, и каждый год надевает один и тот же костюм, говорит те же слова.
У этого праздника не было блеска, огоньков, но в душе он оставлял яркий свет. Поэтому, наверное, люблю Новый год.

Добавить комментарий