В зоне бедствия вместе со спасателями работали и другие специалисты со всей страны, в их числе – плотник ремонтно-строительного управления из Балезино

Многие люди старшего поколения помнят трагические события в Армении тридцатилетней давности. 7 декабря 1988 года произошло катастрофическое землетрясение. За тридцать секунд был уничтожен город Спитак, сильные разрушения были в городах Ленинакан (ныне Гюмри), Кировакан (Вандзор) и Степанаван, 58 сёл полностью разрушены. По официальным данным, погибли 25 тысяч человек, 140 тысяч стали инвалидами, более полумиллиона лишились крова.

Я очень хорошо помню выпуски новостей конца 88-го. Обезумевшие и почерневшие от горя люди, горы гробов на улицах, руины… Когда в Армению приехал председатель Совета министров СССР Николай Рыжков, он не смог сдержать слёз. Весь Советский Союз, весь мир стали помогать маленькой горной республике. Простые люди собирали посылки с тёплой одеждой, одеялами, продуктами в зону бедствия. После распада СССР программа восстановительных работ была приостановлена. До сих пор, спустя три десятилетия, Армения не оправилась после катастрофы, люди живут в приспособленных помещениях, заводы и предприятия не действуют.

Семиэтажная больница рухнула, как карточный домик
В первые дни после землетрясения в зоне бедствия работали спасатели, медицинские работники, строители, военные, милиция. Среди них были и балезинцы. Владимир Геннадьевич Волков тогда трудился плотником в ремонтно-строительном управлении (РСУ), вот что он рассказывает:
«В конце декабря на предприятии было собрание, где руководитель сказал, что надо ехать в Армению, помогать после землетрясения. Вызвались я и Валера Политов, электрик. В Ижевске со всей республики собралось сорок человек, и 4 января на самолёте спецрейсом нас отправили в Ленинакан. Выдали противогазы, всю спецовку, каски. Расположились мы в палаточном лагере наших удмуртских спасателей. Фронт работ был определён, мы снимали оконные и дверные блоки, радиаторы, которые ещё можно было потом использовать. Затем разрушенные дома разбирали до основания.
Сейчас уже можно говорить, какую картину мы там увидели. Это, конечно, страшно. Кругом горы, понятно, что это опасная зона, где нельзя строить здания выше четырёх этажей. А там были и пятиэтажные, и десятиэтажные дома, совершенно не рассчитанные на сейсмоопасную зону. Рядом, на окраине города, перед бедствием сдали наши строители семиэтажную больницу, она рухнула, как карточный домик. А норвежские строители построили 14-этажную гостиницу. Ни одно стекло в окнах не треснуло, делали по технологии. Вот оно – наше «авось».
Работали мы в две смены. Быт устроили нормально, кормили тоже хорошо, даже баню из палаток сделали. В палатках же и жили, на каждой была надпись: «Удмуртия», «Воронеж», «Саратов», «Осетия». Что запомнилось? Гробы на улицах, их привезли с запасом. Потому что, когда разбирали завалы, строители находили тела людей. Ремонтировали мы штаб для Рыжкова. Когда ездили с экскурсией в Ереван, то видели на равнинах, между гор, в огромных трещинах земли крыши домов. Это во время землетрясения так расходилась и сходилась земля. Рухнувшие под откос вагоны поезда, после того как разошлись рельсы. Вещи, мебель, одежда – всё было на месте, помню в квартире, где мы работали, замёрзший аквариум с рыбками. При нас мародёров уже не было, рассказывали, что в первые дни неразберихи они поживились. Города патрулировали военные, у них был приказ стрелять в воров на поражение. Ездили мы и в Спитак, он выглядел гораздо страшнее Ленинакана, весь в руинах. Фотографии оттуда. При нас тоже были толчки, под ногами ходил пол, это было неожиданно и непонятно, а армяне очень пугались этого».

Очевидец трагедии поневоле
В архиве «районки» я обнаружила такой материал: в первом номере газеты за 1989 год, на первой же странице – фотография молодого доктора Валентины Емельяновой (потом она стала Касихиной). Под снимком текст, где говорится о том, что терапевт Балезинской районной больницы поехала в Армению на курсы усовершенствования, а оказалась в эпицентре событий декабря 1988 года. Около двух недель наш доктор оказывала помощь пострадавшим от землетрясения. Приказом ректора Ереванского государственного института усовершенствования врачей ей объявлена благодарность.
Говорят, что горе сплачивает и объединяет людей. Но согласитесь, уважаемые читатели, пусть у нас будет другой повод для объединения, пусть подобные беды обходят нас стороной.

Добавить комментарий