Одна из военных страниц в истории Балезинского района – работа Эвакогоспиталя № 1820

С началом Великой Отечественной войны масштабы санитарных потерь Красной Армии в несколько раз превысили довоенные предположения. В связи с этим в срочном порядке пришлось развёртывать новые военные госпитали, а часть оказавшихся в прифронтовой полосе – эвакуировать на восток. К числу таких относится и Эвакогоспиталь № 1820, располагавшийся в 1941-1945 годах в посёлке Балезино. В первые дни войны он был сформирован в городе Енакиево Сталинской (Донецкой) области Украинской ССР, но позже было решено эвакуировать его в тыл.

Семён Иванович Ворончихин проводит операцию. Профессор неоднократно приезжал в госпиталь, делал сложные операции, обучал хирургов.

Школьные классы стали палатами
На станцию Балезино эвакогоспиталь прибыл в первых числах ноября 1941 года. По воспоминаниям бывшей медсестры Ольги Васильевны Купневич, составы шли очень долго, часами простаивая на полустанках и пропуская литерные эшелоны на фронт. Раненых не удавалось кормить горячей едой, в лучшем случае они получали сухие пайки. Лекарств не хватало, на каждый вагон (в основном, товарные «теплушки») была одна санитарка и на несколько вагонов – одна медсестра. Мыть раненых было негде и нечем, и запущенные раны гноились. Кроме того, резко похолодало, вагоны не были оборудованы даже переносными «буржуйками», а раненые – в летней форме, некоторые вообще в нижнем белье. В таких условиях ехали больше месяца. Многие не выдерживали дорогу. По прибытии на место всех, в том числе и персонал, отправили в санпропускник, оборудованный в поселковой бане – за время пути все завшивели, да и угольная пыль, копоть давали о себе знать: люди задыхались. Одежду «прожарили» в специальных «вошебойках».
Поскольку в самом посёлке располагалась только поликлиника больницы, а стационары находились в таких отдалённых сёлах как Юнда и Люк, срочно подыскивали место для размещения госпиталя. В железнодорожной школе уже располагалась учебная часть военно-музыкальной школы, поэтому под госпиталь срочно переоборудовали классы средней школы (ныне школа №1). В палатах рядового состава ставили сквозные двухъярусные нары, а в палаты командного состава по всему посёлку срочно собирали свободные кровати и сколачивали топчаны и тумбочки. Тяжело было с лекарствами, не хватало хирургических и процедурных инструментов. Рентгеновского аппарата вообще не было.

Люди в белых халатах
Большую роль в обеспечении госпиталя необходимым инвентарём сыграл главный хирург Управления военных госпиталей при СНК УАССР, уроженец Балезинского района профессор Семён Иванович Ворончихин. По его предложению сильно ослабевших тяжелораненых прикрепляли к местным жителям, имевшим в хозяйстве корову или козу.
Такие хозяйства обязывались из дневного надоя один стакан молока выдавать раненому.
Персонал госпиталя сложился из сотрудников, прибывших из Енакиево, и местных мобилизованных или вольнонаёмных работников. Но специалистов всё равно не хватало. По воспоминаниям одного из хирургов Марии Константиновны Карпенко, в день ей приходилось делать по четыре-шесть операций, а когда приходило несколько санитарных эшелонов, то операции проводили круглосуточно, спали по три-четыре часа в сутки. Наркоза не хватало, раненым давали стакан спирта и деревяшку в зубы. Приходилось постоянно привлекать к работе персонал районной больницы, и без того немногочисленный.
Большую помощь госпиталю оказывала инспектор районного отдела
здравоохранения при райисполкоме Анфиса Михайловна Ложкина. Когда прибывали эшелоны с ранеными, она организовывала местных жителей на их переноску из вагонов в палаты, так как персонал не справлялся с таким количеством людей. К счастью, бункеровочный тупик для паровозов проходил в метрах ста от школы, поэтому разгрузка раненых и персонала была значительно упрощена.

Шефы и юные помощники
Шефство над госпиталем взял Балезинский райком ВЛКСМ. При бюро райкома были созданы группы агитаторов и политинформаторов, концертные бригады художественной самодеятельности. В группу политинформаторов входили Римма Бусоргина, секретарь райкома, активисты Анна Абрамова, Тамара Блюменталь, Валентина Корепанова, Дарья Микрюкова, Тамара Могилат, Мина Брагинская. Общий контроль от райкома партии и райкома комсомола осуществляла секретарь райкома Лидия Ивановна Корепанова.
Большую помощь раненым оказывали школьники: силами художественной самодеятельности проводили концерты, читали и писали раненым письма. Старшеклассники, проходившие начальную санитарную подготовку, проходили практику в госпитале. Как вспоминала Галина Григорьевна Мансветова, ученики старших классов привлекались для транспортировки вновь поступавших раненых из санитарных эшелонов в палаты.

P.S. К 1944 году за счёт временно эвакуированных жителей западных областей и за счёт подготовки местных кадров в госпитале был полностью укомплектован штат среднего медицинского и вспомогательного персонала. В результате часть работников, прибывших из города Енакиево, реэвакуировалась на родину в июне
1944 года.

2 сентября 1945 года последняя группа выздоровевших раненых
под руководством медсестры Софьи Григорьевны Наговициной
была доставлена на пересыльный пункт в город Ижевск. Раненых в госпитале не осталось, он был расформирован.

ИМЕНА

Из местных жителей в госпитале работали:
хирург Мария Константиновна Карпенко, терапевт Лидия Григорьевна Ворончихина, хирургическая сестра Софья Григорьевна Наговицина, процедурная сестра Валентина Захаровна Лекомцева, повар Елена Вакуловна Гончаренко, санитарка Серафима Григорьевна Пономарёва и другие. Сейчас из работников госпиталя в живых никого уже не осталось.
Немало раненых, лечившихся в госпитале, впоследствии осталось в посёлке. В числе таких Николай Сергеевич Мансветов, Александр Яковлевич Яковлев, Андрей Илларионович Могилат, Пётр Михайлович Гордеев, Павел Иванович Петерман, Рудольф Мартынович Сандер.

Личная история

Елена Вакуловна и Трофим Иванович Гончаренко
Трофим Иванович был ранен на Западном фронте, его погрузили в санитарный эшелон, который должен был доставить раненых в Свердловский госпиталь. Когда он узнал, что поезд будет проходить через станцию Балезино, то с трудом уговорил главного врача санпоезда изменить предписание и высадить его в посёлке. Так и лечился Трофим Иванович в нашем госпитале под «присмотром» жены и вскоре вновь отправился на фронт.

Факты

По официальным данным, за период работы госпиталя, скончались от ран 23 человека. Среди раненых были и наши земляки: ветераны вспоминали, что приезжали навестить своих родственники из Люка, Чубоя, Пыбьи и других сёл и деревень.
Умерших первоначально хоронили на старом поселковом кладбище в отдельных могилах, но в 1944 году сильным половодьем речки Шайшурки, на берегу которой располагалось кладбище, часть могил размыло. Останки воинов перезахоронили в братских могилах. Следует отметить, что на поселковом кладбище к тому времени образовался значительный воинский участок. Умерших во время перевозки раненых из санитарных эшелонов, делавших на станции остановки для бункеровки и смены паровоза, хоронили в номерных братских могилах, без указания списков захороненных. Также значительное число братских могил возникло при захоронении гражданских эвакуированных, умиравших в эшелонах, а также военнопленных.
В 1965 году было принято решение о сносе старого поселкового кладбища, в связи с чем 9 мая 1965 года останки воинов из братской могилы были торжественно перезахоронены на центральной площади посёлка. Впоследствии на месте кладбища на улице Волкова построили дома, люди там живут по сей день.
В 1968 году в центре посёлка, рядом с местом перезахоронения солдат, был открыт мемориал «Скорбящий солдат».
В 1985 году на здании новой школы № 1 открыта мемориальная доска в память об Эвако-госпитале № 1820.
В 1991 году на месте первоначального захоронения воинов по ул.Волкова был открыт обелиск, за которым ухаживали учащиеся и сотрудники профессионального училища № 48.

О. Кондратьев, хранитель фондов районного музея

Добавить комментарий