Евгений Ившин исполнил свой воинский долг в первую чеченскую кампанию

По его добродушному открытому взгляду и жизнерадостному настроению не скажешь, что когда-то он был в самом пекле: с декабря 1994-го по май 1995-го Евгений Ившин служил в Чечне. Много говорить об этом невозможно. Обозначение этого отрезка жизни мужчина умещает в одно слово, и оно нецензурное…

Декабрь 94-го. Моздок
В историю армейской службы Евгения последовательно вошли воинские части Кировской области, Кирова, Подмосковья, Чечни, Саратовской области. «Раньше сотовых телефонов не было, написал письмо родным уже после Чечни, рассказал, что там отслужил, — вспоминает герой-локальщик. – А они получили весточку, когда были на крестинах у знакомых. Тут же отпраздновали, что живой».
Сослуживцы вместе с Евгением узнали о направлении в Чечню только в самолёте. 20-го декабря, в небе, сообщили, 21-го прибыли в г.Моздок. Здесь солдаты жили в палатках на аэродроме, в ста километрах от Грозного. Постоянно ездили в город на операции. «Тогда, в 18 лет, я не понимал ничего, — делится Евгений. – Сказали идти – значит, идём. Помню, старший призыв сначала отказался, им пригрозили дисбатом, тоже пошли».
Поскольку после призыва герой попал в химические войска, в Чечне служил огнемётчиком в мобильной бригаде химвойск. Если говорить конкретно, в первой бригаде. Роднее, по словам Евгения, в Чечне ничего не было, чем автомат Калашникова и огнемёт. «Я спал в бронежилете, с АК и огнемётом. Автомат никогда не подводил. Он был самым надёжным другом. Если бы встретил конструктора в своей жизни, от души пожал бы ему руку, сказал «спасибо».

О вере
К вере Евгений поначалу относился неоднозначно. «Все поехали креститься в Подмосковье, я как удмурт не поехал. И друг мой татарский, Флюр Хабибуллин из Сарапула, тоже. В итоге мы почему-то живы в Чечне остались. Многие погибли». Раньше, рассказывает он, при входе в церковь как будто видел гроб, поэтому избегал посещений. «Примерно в 2013 году я зашёл в балезинский храм и обнаружил, что гроб не кажется, всё нормально, поэтому сразу решил покреститься. Сейчас бываем там с женой час-
то: ставим свечи, молимся. Видимо, пришла муд-рость, повзрослел».
Ольга добавляет, что муж с первых дней совместной жизни (свадьбу сыграли в 1996 году) ведёт себя мудро в любых ситуациях: «Если я легко могу вспылить, то он спокойно, степенно и обдуманно подходит к любому вопросу, — отмечает супруга. – Я думаю, Чечня его сделала таким. Он был хулиганом в молодости, а из армии пришёл замкнутым. После свадьбы медленно начал возвращаться к нашей мирной жизни. Мама его говорила мне: «Я так рада, что вы вместе, он с тобой разговорился». Евгений соглашается, что «половинку найти очень важно».

После возвращения
Двадцать с лишним лет прошло с возвращения на родину. Со всеми, кто после Чечни с разных частей попал в Саратовскую область и оттуда уже демобилизовался, Евгений общается до настоящего времени: «Созваниваемся, с некоторыми встречаемся, помогаем друг другу деньгами, — говорит он. – Супруги наши хорошо между собой ладят. Это они смогли нас всех найти через Интернет».
Сегодня герой занимается охраной объектов Роснефти. Имеет в хозяйстве трактор, увлекается пчеловодством, ухаживает за живностью в личном подворье. Охота, рыбалка Евгения не привлекают. Глава Верх-Люкинского поселения Е.А. Дементьева отметила, что Евгений охотно отзывается на просьбы администрации. Нынешней весной, к примеру, помог ликвидировать несанкционированную свалку: на тракторе вывез собранный населением мусор.

P.S. На Дне ветеранов локальных войн Евгений Семёнович был лишь однажды, потому что обычно праздник совпадает с рабочими сменами. В этом году, несмотря на непогоду, герой выбрался на вечернюю программу и не пожалел: встретил много знакомых, оценил по достоинству показательные выступления казаков, парашютистов, артистов. Фееричному праздничному небу и супруге он пообщел, что обязательно приедет ещё.

Ю. Шмелёва

Добавить комментарий