Нисколько не претендую на роль блогера-поучителя, просто хочу поделиться с нашими читателями мыслями по поводу. Сегодняшняя ситуация напрягает многих. У самой настроение волнообразное.
Сначала, когда объявили о режиме самоизоляции, был непонятный испуг, потом я вроде утихомирилась, после просмотра нагнетающих негатив новостей о коронавирусе зашкалила тревожность,
а сейчас в мозгу свербит мысль – Господи, поскорей бы это всё закончилось! Понимаю, что нужно держаться, перетерпеть, стараюсь поддерживать родных и знакомых, но порой не получается.
И всё же я твёрдо убеждена – позитив и хорошее настроение мы создаём себе сами. И что же нужно для этого сделать?

В старом плюшевом альбоме…
Для начала перелистаем семейный альбом с фотографиями. В моей семье он настолько старый, что я даже момент его появления не помню, как будто он был всегда. Плюшевый, бордового цвета, с каким-то пластиковым белым всадником на обложке. Все страницы давным-давно распались поштучно, но я всё равно берегу его как семейный раритет.

Ещё при жизни моя мама рассортировала фото по своему разумению. Отдельно – старые и пожелтевшие снимки её родных и знакомых, я на них практически никого не знаю. Но пусть они всё равно хранятся, как некие свидетели времени. Увесистая пачка с изображениями моей молодой мамы, по ним можно изучать модные тенденции прошлых лет. Вот она на фоне зимнего пейзажа в драповом пальто, в суконных ботиках, а белый платочек подвязан узелком под подбородком. Мама улыбается, глядит вдаль открытым взглядом, статная, красивая, белозубая. Если местный фотограф снимал летом, то обязательно крепдешиновое пёстрое платье – летящее, лёгкое, и у подружек примерно такие же.

Отец

Маленькая я любила рассматривать фотографии с курортов, где мама с отцом бывали. Снимки, естественно, чёрно-белые, но всё равно передают весь колорит южных краёв – пальмы, экзотические пейзажи, яркое солнце. Вот мои родители стоят около какой-то гипсовой газели с детёнышем, подпись – «Сочи. Ривьера. 23 июля 1963 года». Ещё один редкий экземпляр для альбома – мягкая гибкая пластинка с изображением мамы, она сидит на каменистом берегу (с мелкой галькой) у моря, позади неё – шикарный пейзаж. Вроде даже я пыталась в детстве на проигрывателе прослушать песню, но смутно помню, что там что-то нещадно шипело. За год до моего рождения мама и папа побывали в Киеве, с серьёзными лицами снялись около памятных мест города-героя. Почему-то оба – в полосатой одежде, только у мамы полоска на платье вдоль, а у отца на рубашке – поперёк. Видимо, у Вечного огня нужно было делать серьёзное лицо, что у них хорошо получилось.

Моя мама

Снимков отца не очень много. Хороши фото из армии – молодой, симпатичный, на обратной стороне надпись – «Любимой жене Надежде от мужа». Он служил три года, а мама его ждала. Многие люди в родном посёлке говорили мне, что отец был хорошим человеком и хорошим работником. Однажды в посёлок приехал фотокорреспондент областной свердловской молодёжной газеты «На смену!», и именно кандидатура Владимира Островского была предложена для газеты. Сейчас эту вырезку я храню как зеницу ока.

Мои детские фотки – это вообще отдельная история. Их часто мама отсылала бабушке на память. Вот стоит смешной человечек неопределённого пола около новогодней ёлки. Мне полтора года, уши явно мои – права была известная юмористка Клара Новикова, когда отметила, что уши с возрастом у женщины не меняются. На другом снимке я в белом платье, в белых гольфах, с бантиком, это утренник. На следующем – мне лет шесть, в руках кукла Красная Шапочка, с ней можно было в саду только фотографироваться, а играть не давали. На лбу видна точка, болячка появилась после того, как один мальчишка шандарахнул мне ручкой от двери. Что ни говори, а фотографы могли тогда словить момент – почти на всех фотках живая мордашка, где проглядывается характер. Очень смешное фото во втором классе – болячка на губе, косички, конопушки рассыпаны по носу, одно что – на школьную доску почёта.

Плюс фотографии дружеских компаний и праздничных застолий, любили люди тогда повеселиться. Тут же – фото с работы, мама – за печатной машинкой или на субботнике, в самом конце альбома – снимки с похорон, не знаю – должны ли они быть в семейном архиве? Посмотрела, перебрала, подержала в руках, вгляделась в знакомые добрые лица. Эти люди – со мной, пусть на фотографиях, а, значит, и в памяти.

Загадка старого кино
С удовольствием смотрю сейчас фильмы «со стажем», видимо, телеканалы чувствуют запрос своей аудитории и ставят в сетку вещания их довольно часто. Гляжу и просто умиляюсь – в киноленте середины 50-х «Медовый месяц» молодожёны называют друг друга на Вы, танцуют вальсы, ну, просто уму непостижимо. Недавно показали мелодраму «Дочки-матери» 1974 года, вроде какое давнишнее кино, а если спроецировать на сегодняшний день, то вполне можно найти параллель. Так же не любят у нас правдолюбов, так же многие женщины в семьях стараются делать видимость счастья, такие же избалованные дети растут. «Женитьбу Бальзаминова», наверно раз десять по разным каналам прокрутили. Ах, какие яркие типажи – Мордюкова, Ролан Быков, Смирнова в роли свахи, сам Вицын. Случайно наткнулась утром на сказку «Золотой гусь» и сразу же отметила: это же из моего детства, лента производства ГДР, студия «Дэфа». Страны нет, а фильм есть – здорово!

Так и не могу разгадать загадку этих ностальгических лент. Почему они так притягательны, почему не надоедают «Девчата», «Неподдающиеся», комедии Гайдая и Рязанова, Данелия, военные драмы типа «Судьба человека», «Летят журавли»? И мы хотим ещё и ещё раз переживать за девушек из фильма «А зори здесь тихие…», причём из прежнего, чёрно-белого. Любоваться Аксиньей в исполнении Быстрицкой из старой версии «Тихого Дона», а не из новой английской, где донских казаков играют англичане! Согласитесь, после стареньких добрых фильмов на душе становится как-то тихо, светло, наступает умиротворение.

Чего мне не хватило в «Зулейхе»?
Не могу не коснуться премьеры сериала «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной по телеканалу «Россия 1». В интернете до сих пор не утихают громкие споры по поводу режиссуры и игры актёров. Мне было любопытно смотреть, хотела сравнить кино с литературным произведением.

Лично я для себя решила, что режиссёр Егор Анашкин придумал свою версию, у него своё видение романа, на то и режиссура. Мне не хватило забитого характера главной героини, у автора прямо в каждой строчке чувствовалась «первобытность» и приземлённость Зулейхи – в отношении к религии, к свекрови-Упырихе, к мужу. На протяжении всей книги читатель видел, как «распрямлялась» Зулейха, как становилась человеком со стержнем и характером. В фильме эта линия смазана. И всё-таки прихожу к выводу, что актриса Чулпан Хаматова слишком интеллигентна внутренне для такой роли, её глаза, руки выдают в ней современную образованную женщину.
В романе описаны достаточно подробно все горести зимовки в дремучей тайге бедных переселенцев, как они голодали, как выживали, как им было тяжело, ну почти до безумия, затем ссыльные возводили посёлок, обустраивали быт… В книге это показано на последнем издохе, почти без сил, в болезнях и горестях. А в сериале – как по мановению волшебной палочки возник Семрук из струганых досок, на берегу Ангары, все ссыльные ходят в чистой одежде, в яловых сапогах. И хочется сказать: «Не верю!», а из таких мелочей и складывается полное впечатление.

После просмотра не испытала большого разочарования, всё равно к книге я буду возвращаться, перечитывать. На моей памяти только один раз фильму удалось «переплюнуть» литературное произведение. Повесть «9 рота» Юрия Короткова – совсем небольшая, без интересных типажей, средненькая. А фильм Фёдора Бондарчука получился настоящий, с ярко выраженными характерами, трагический и мощный. Сколько людей – столько и мнений, сколько режиссёров – столько «разномастных» фильмов и спектаклей.

P.S. И что же нам ещё поднимет настроение? Без сомнения – общение с родными людьми, с внуками, друзьями, единомышленниками. Пусть иногда только по телефону, но обязательно по-доброму, с юмором, обнадёживающе. Я уже говорила, но снова повторю: закончатся карантин, самоизоляция, трудности останутся позади, и мы будем только вспоминать невесёлые дни. Наверное, они тоже нам даны для чего-то, может быть, для переоценки ценностей или для того, чтобы узнать людей – как они себя проявляют в трудной ситуации. Так что, верим и ждём. Впереди День Победы, этот праздник – замечательный повод для радости, для воспоминаний и светлой грусти.

Наталья Островская

Добавить комментарий