Тайны исчезнувшей деревни на территории МО «Кестымское»

Все в этом мире находится в движении, все изменяется. Сегодняшний день завтра окажется вчерашним. А со временем и вовсе затеряется среди обычных дней, с каждым годом превращаясь в историю прошлых лет… Рождается младенец, учится всему новому… Созревает, прокладывая себе путь во взрослую жизнь… Сам становится родителем, отдавая частичку себя своим детям… Стареет,  превращаясь в мудрого старика, доброго деда… Уходит, исчезая навсегда… Как ни странно, но сейчас я вовсе не о людях. Эти слова – о деревнях и починках, городах и селах. Их жизнь так похожа на человеческую. Некоторые из них рождаются и живут тысячелетия, а вот у некоторых жизнь оказывается короткой – с человеческий век. Сколько починков и хуторов, малых деревень было основано в нашем районе в течение трех столетий. И к  великому сожалению, не все из них дожили до наших дней. А сколькие еще доживают свой век…

«Открыли» заветные врата

Лет десять назад ко мне, имаму Кестымской мечети, обратились односельчане (семья Фанзили Нурулловны Касимовой)  с просьбой навестить кладбище исчезнувшей татарской деревни Токый, помолиться об упокоении душ предков. Собрались и решили поехать, разыскать то место, где когда-то жили и нашли свой вечный приют наши бабушки и дедушки (первая жена моего дедушки тоже была родом из этого починка-маленькой деревушки). Единственное, что мы тогда знали – дорога в Токый идет от Гордино через лес в сторону Большого Варыжа – около шести километров. Половину пути можно ехать на машине по полю, а вот далее – пешком по лесной дороге.  К тому времени среди уроженцев деревни уже почти никого не было в живых. А те, кто был – слишком стары, чтобы пешком идти несколько километров.  До сих пор перед глазами лесная дорога, идущая вглубь от гординского луга,  заросшая травой, местами заболоченная. Но мечта найти заброшенное кладбище и место, где когда-то стояла деревушка, освещала нам путь, и мы шли в надежде найти их, вооружившись самодельной картой, начерченной вручную по рассказам кестымских механизаторов, которые лет двадцать назад еще пахали и засеивали поля, расположенные рядом с урочищем «Токый капка» –  Ворота Токый. Но последние несколько лет, которые вошли в историю как годы развала колхозов, давали о себе знать – за лесной дорогой уже никто не следил, поля и луга уже давно не обрабатывались. На наше счастье в тот год на лугу еще рос клевер, и только по нему мы догадались, что пришли к заветным вратам – в два ряда высаженные деревья и дорога между ними, по которой сто, а то двести лет назад в эти земли пришли первопоселенцы. По этой же  дороге они ушли из родной  деревни, гонимые политикой укрупнения коллективных хозяйств и ликвидации неперспективных деревень. По этой же дороге один раз в год они на протяжении полувека приходили навестить основания своих домов, где они родились; кладбища, где лежали их родные и близкие. Но с каждым годом паломников становилось все меньше и меньше. А однажды и вовсе никто не пришел помолиться – прервалась традиция, не стало стариков, помнящих могилы предков, умерли бабушки, которые ходили сюда молиться. Вот с такими мыслями мы, пилигримы 21 века,  вошли через природные врата. Знаем лишь одно – слева от нас где-то в лесу должны быть могилы, прямо – сама деревушка, заветная и манящая к себе наши души. Могилы пришлось искать долго – то ли у кладбища оградки никогда не было (кладбище  было частью густого дремучего леса), то ли она сгнила и превратилась в прах. Но уже буквально через полчаса поиски увенчались успехом – мы наткнулись на  три полуразвалившиеся деревянные оградки могил. Вот они, перед нами – три оградки. И теперь, ежегодно навещая их большой группой из 25-30 человек, каждый из нас своим шепотом возносит молитву Аллаху, искренне надеясь, что под этими оградками нашли свой вечный дом именно наши предки. От остальных могил остались лишь ямки и холмики. И ждут от нас лишь одного – помолиться об упокоении душ.

Дорога меж двух рядов деревьев, по которой когда-то пришли первопоселенцы

Далее дорога шла на поляну, заросшую крапивой с человеческий рост. Зрелище было не для слабонервных – не такую картину мы ожидали увидеть. Лишь потом, вернувшись в Кестым, мы расспросили знающих людей, и узнали, что на месте деревни во второй половине 20 века располагался летний лагерь для телят колхоза имени Кирова. А сейчас лишь крапива, и редкие кусты черемухи и рябины напоминаю нам о том, что еще 70- 80 лет назад здесь стояли дома наших предков, бегала ребятня, мужчины выгоняли на пастбище  коров и лощадей, а женщины спускались к речушке за водой. До речки в первый год мы не смогли добраться – слишком уж жестокими и страшными показались заросли крапивы, да и уверенности никакой не было, одни загадки и предположения. Особенно загадочными нам показались ямы, расположенные вдоль кладбища – круглые, сферической правильной формы, глубиной не более двух метров. Кто-то даже предположил, что это остатки от подполий домов. Но вряд ли дома стояли рядом с кладбищем. Решили, что это следы гражданской войны, ведь именно здесь проходили ожесточенные бои между белыми и красными. Каково же было наше удивление, когда потом пожилые колхозники рассказали нам, что это – остатки колхозных силосных  ям.

Увековечили память о предках

Помолившись у могил и перекусив дорожными припасами, мы отправились в обратный путь. Довольные, что нашли могилы. Договорились узнать у старожилов подробности о расположении деревни, прийти сюда на следующий год. А следующий год оказался более удачным, и народу собралось больше – провели «рекламную» работу среди потомков уроженцев Токый.  Приехали «паломники»  из Перми, Кировской области, и даже из Москвы, ну и мы – жители Балезино, Кестыма, Падеры и Гордино… Теперь мы уж точно знаем, что деревня Токый располагалась как раз на месте загона-лагеря для телят,  а дома стояли там, где растут редкие кусты.  В этот раз смогли найти и речку, напиться водицы, которой поили наши прабабушки своих домочадцев. После совместной молитвы организовали застолье – угощали друг друга, делились воспоминаниями. Каждый рассказывал, то, что запомнил из рассказов своих бабушек. А на душе  стало так легко и светло – ведь мы же сидим в гостях у своих предков, некогда живших на этих землях.

В 2019 году к нашей группе присоединилась Расима Бадертдиновна Касимова, уроженка д.Гордино, проживающая в Балезино. Все наши татары знают эту женщину как активистку, приложившую все свои усилия и энергию на облагораживание древней мусульманской могилы  14-го века, расположенной в д. Гордино. Она поддержала идею Светланы Казбековны Касимовой об установке мемориального памятника в Токый. Организовала сбор средств, сама вложила свои сбережения. За зиму и лето 2020 года набралась необходимая сумму, на которую заказали изготовление памятника, с надписью о том, что на этом месте располагается кладбище деревни Токый. Чтоб увековечить память о предках, чтоб и после нас наши дети знали, куда прийти, помолиться. Ведь пока жива память, живы имена наших предков.

Лето 2019 года выдалось дождливым. Решили установку памятника организовать осенью. Здесь столкнулись с огромной проблемой – лесная дорога превратилась в сплошное месиво, памятник не смогли довезти даже на внедорожнике. Здесь стоит выразить огромную благодарность индивидуальному предпринимателю Никите Владимировичу Трифоногло и его сотрудникам, которые на руках понесли тяжелую плиту по скользкой грязи, и женщинам, которые понесли постамент от памятника. Пришлось идти пешком не один километр. Благо,  на подмогу приехал на тракторе один из жителей Гордино и довез памятник до кладбища. Огромная благодарность всем, кто приложил свои силы и средства для установки мемориальной плиты! Для нас это путешествие стало подвигом. Радости достигнутому не было предела. Теперь на краю кладбища стоит мемориальная плита, общая для всех усопших. С пожеланием, чтоб и в будущем находились люди, которые будут молиться за них. В дальнейшем в планах облагородить кладбище и установить мемориальный знак на месте деревни. Для этого уже начат сбор средств. Думаю, что многие потомки бывших жителей починка Токый откликнутся на это благое дело, и станут участниками запланированного мероприятия.

Починок один, названий много

 Мы были бы очень рады, если б люди поделились своими воспоминаниями об этой исчезнувшей деревне, составили бы родословные своих предков, живших в ней. Возможно, у кото-то есть фотографии. О деревне и ее истории известно не так уж и много. До сих пор остается неизвестным время его основания. Одно только ясно – починок имел несколько названий: в метрических книгах Кестымской и Гординской мечетей записан как  «Мухаммедрахим починка» и «Токый», в государственных документах «Починок Унсекшур»  и «Токи-пи». По метрическим записям можно предположить, что починок был основан не позднее 1830 или 1840 годов. Возможно и еще раньше.  Этимология (происхождение) названия Токый неизвестна. Мухаммедрахим – это личное имя. С таким именем был один из жителей починка – Мухаммедрахим Долгоаршинный, уроженец села Карино Слободского уезда Вятской губернии. Можно предположить, что починок был назван его именем. Возможно, что он и был основателем починка.

В списке населённых мест Вятской губернии 1859-1873 гг. имеются следующие сведения: починок «При речке Унсекшурке (Тышка-пи-починка)». Число дворов – 1, где проживают 6 лиц мужского пола и 4 лица женского пола.

В материалах по статистике Вятской губернии за  1891 год починок упоминается как Унсекшурский (по названию речки) и под местным названием Токопий, в которой проживают государственные крестьяне-татары. Число дворов – 5, где проживают 15 душ мужского пола и 13 душ женского пола. Из них в рабочем возрасте – 7 мужчин и 9 женщин. В 3 домах занимаются  местными промыслами (нанимаются подёнщиками – на сельхозработы к зажиточному односельчанину или в соседние деревни), в одном доме – отхожим промыслом (занимаются торговлей, разъезжая по Вятской губернии). В починке содержат следующий скот – 5 рабочих лошадей возрастом старше 4 лет, 5 телят,  5 коров, 9 овец. Причем одна семья – без всякого скота.

Во всеобщей переписи населения 1897 года в починке значатся следующие семьи:

Гафир (Гафур) Валитович Тютин, в возрасте 60 лет. Жена – Сахипзямал Битерековна. Дочь Сабира. Сыновья – Закир, Рамазан, Сафа, Гиззатулла, Зайнулла. Снохи Фариза и Фахырниса. Дети Зайнуллы – Сигбатулла, Хамдыниса, Шамсыниса.

О Гафуре (полное имя Габделгафур) нам известно следующее:  он родился в 1824 году в деревне Варыж (современный Большой Варыж, в котором до середины 19 века жили в том числе и татары-мусульмане Тютины, которые впоследствии переселились в починки Ахмади и Токый. Сейчас о них в Варыже напоминает лишь заброшенное татарское кладбище). Его отец – Валит Шогылевич, дед Ахмар. У Валита брат – Сагыйт – основатель рода Тютиных в Ахмади. Сам Габдельгафур переселился в Токый, где скончался в 1902 году. Он основатель рода Тютиных в починке Токый.

Гайнулла Гафурович Тютин, 38 лет. Семья: жена Хабибхзямал Юсупова, сын Идрис, дочь  Фатыкабану, брат двоюродный Ибатулла Сагитович.

Ахматзян Мухаматзянович Бикеев, уроженец Мамадышского уезда Казанской губернии, 46 лет. Его старшая жена – Фатыкабану Залялиевна, уроженка Малмыжского уезда Вятской губернии, 47 лет. Младшая жена – Кафиза Гафуровна, уроженка данного починка, 27 лет. Сын – Ашрабзян и его  жена Фахырниса Гиззатуллина, их дети – Кыппыниса и Гиззиниса.  Брат главы семейства – Мухаммадгариф Мухаммедзянович со свой женой Кашифой Зякваровной.

Юсуп Мухаммадрахимович Долгоаршинный, 47 лет. Его жена Алифа Сагитовна и дочь Магира.

В списке населённых мест Вятской губернии за 1905 г. значатся 4 двора, в которых проживают 18 мужчин и 17 женщин. В 1909-1911 годах жители починка владели 84.76 десятинами земли, в том числе      пашни – 29.60 десятин, сенокоса – 18.65 десятин.

Когда начали жить в починке Касимовы  и откуда они переселились, пока нам неизвестно. Возможно из Кестыма. Но по метрическим книгам и по рассказам потомков известно, что в начале 20 века в Токый жила семья Сабита Юсуфовича Касимова. Его сын Зайдулла (1914-1942) погиб в Великой отечественной войне. А дочери Бибиасма, Камиля, Нагыйма, Гарифа  вышли замуж за кестымцев.

Таким образом, известно, что в починке к началу 20 века проживали носители следующих татарских фамилий: Долгоаршинные, Бикеевы, Тютины, Касимовы. Несмотря на то, что они в починок перебрались жить из разных мест и в разное время, все жители жили дружно и в согласии. Помогали друг другу в проведении сельскохозяйственных работ. Вместе пережили ужасы Гражданской войны, разорившей крестьян Глазовского уезда. Ходили в гости, вместе отмечали мусульманские праздники. Выдавали замуж дочерей, женили сыновей. Так, все четыре рода перероднились.

В 1911 году проживало 21 душ  мужского пола  и 17 женского, в 1914 году – соответственно 21 и 21.

В 1920 году в починке было 5 дворов, где проживало 37 человек татар.  В 1924 году – 6 дворов (возможно, был причислен 1 двор, расположенный за пределами починка, там проживала русская семья пасечников), проживало 38 человек. В 1924 году починок входил в Балезинский сельский совет, с 1925 – в Подборновский.

Приказано переселиться

На протяжении всей истории в починке количество дворов не превышало пяти хозяйств. Это можно объяснить патриархальностью семей – в одном доме проживало несколько поколений, семьи были многодетными. Под одной крышей жили со  своими семьями несколько братьев. Поэтому отделения от родительского дома не происходило. Новых хозяйств не появлялось. Своих дочерей жители починка предпочитали выдавать замуж в ближайшие татарские деревни. Оттуда же брали в жены.

В прошлом году «паломники» на месте кладбища исчезнувшей деревни
установили памятник и помолились об упокоении душ предков

Малое количество домов и стало причиной неперспективности починка. В 1939 году местные власти под лозунгом укрупнения деревень постановили ликвидировать починок Токый, а местным жителям приказали переселиться в центральную усадьбу сельского совета – в д. Подборново. Но местным татарам эта перспектива не была по душе – переселяться жить в удмуртскую деревню они отказались. Однако  выбора не было – судьба починка уже была решена росчерком пера – ликвидировать. Тогда жители согласились переселиться в д. Гордино. Земельные наделы перешли к гординскому колхозу, а при дальнейшем объединении – к колхозу имени Кирова.  Великая Отечественная война предрекла расселение бывших жителей починка Токый. Многие ушедшие на фронт мужчины погибли.  Вернувшиеся с фронта бойцы со своими семьями, семьи погибших,  спасаясь от голода из деревни Гордино начали переселяться в п.Балезино, уезжали на заработки в города. Так за одно столетие семьи успели поменять место жительство по нескольку раз, появилось несколько поколений, которые уже не застали жизнь в починке. Тем не менее, и сегодняшнее поколение чтит память о родине своих предков. Ведь именно память нас соединяет с предками, и дает надежду, что и нас не забудут наши потомки.

Жизнь продолжается… Кто-то рождается, а кто-то уходит навсегда, безвозвратно забирая с собой частицы истории.

Ильмир Харисович Касимов, имам Кестымской мечети,руководитель музея Кестымской школы, краевед.

Фото автора.

Добавить комментарий