Исчезнувшие деревни представляет муниципальное образование «Карсовайское»

Наталья Емельянова, заведующая отделом Карсовайской сельской библиотеки

В 1929 году был образован Карсовайский район. В его состав входило 14 сельсоветов и 376 населённых пунктов. Система административно-территориального устройства Удмуртии постоянно менялась, в начале 1963 года Карсовайский район был упразднён, а все населённые пункты вошли в состав Балезинского района.

Аверкий – главный вожак
Починок Верх-Пызепский, или Оверята, располагался, по данным конца 19 века, в 20-ти верстах от уездного города Глазова, по левую сторону от Соликамско-Пермской торговой дороги, при безымянном ручье. В 1864 году священник Карсовайского прихода Николай Николаевич Блинов пишет в газету «Вятские губернские ведомости» статьи о жителях Карсовайского прихода. Упоминает в них и об Оверятах:
«Первые поселенцы починков первоначально сошлись на речке Лопье, и пришли сюда с прежних зюздинских мест, вынужденные прозябанием хлебов; но, не разобрав хорошенько нового места, поселились на места ещё худшие, так что, чуть устроившись, бросили и эти поселения на Лопье и стали селиться на северо-западе от села [Карсовай]. Главным вожаком поселившихся семей был Аверкий, от которого и получилось название первого починка, а после того и другие заводившиеся селения – «Оверята» (которых ныне насчитывается до 11).

Этот Аверкий и его семья поселились в Карсовайском приходе примерно в половине 18 века и, как сам он, так и его потомки, отличались удивительной плодовитостью и замечательной склонностью к автономии. Починки, заселённые потомками Аверкия, носят официальное название «Верх-Пызеп», и под этим названием существуют 30 починков. Все они занимают площадь около 70 кв. вёрст, имея небольшое протяжение в длину до 15-ти, а в ширину до 13 вёрст. Пызеп течёт здесь только на прост-ранстве 15 верст, и очень многие починки, хотя и стоят при других речках, всё-таки, по имени главной реки, называются «Верх-Пызепом». «Оверята» расселились на самом рубеже водораздела, близ них берут начало Пызеп, текущий в Чепцу, и Кам-Пызеп, впадающий в Каму.

д. Аверята, 1954 год. Вязали на жинки.
«Жинки» – вероятно, местное простонародное название сеносоломоподборщика (специальное устройство собирало солому в поле, и из неё вязали снопы).

Другие починки Верх-Пызепские лежат южнее и западнее Оверят, а к северу от них стоят глухие леса. Начало разработки здешним починкам положил Егор Власов, пришелец из села Верхокамского, умерший более 60 лет назад. …Старики знали этого Егора Власова, которого звали «хохлатым», потому что он не имел обыкновения стричь волос и никогда не чесал их, отчего у него образовались косы, о которых говорили, что их «плетёт суседко». Егор хохлатый, как говорили, работать был лютый, а между тем, до самой смерти (90 лет) не умел делать сохи. Сначала, по приходу из Верхокамья, он поселился близ Кам-Пызепа, потом перешёл на другой починок Оверятский, далее на третий Сташевский, на четвёртый Егора-Омуля, на пятый Фефилятский, шестой – Гари, седьмой – Максенки, восьмой –
Самковский и, наконец, на девятый, названный по его имени, Егорятский (Нюльсинский), где взрослые сыновья его обзавелись домами, а сам старик уже не имел сил к переходу.

Заводились же Власовы починки, как рассказывают, всегда таким образом: найдя где-либо более удобный мыс (возвышенное место меж логами), он подчерчивал лес, то есть на аршин от земли подрубал деревья стволов, и, когда последний подсыхал, рубил его и жёг, остающуюся затем твёрдую землю около пней, между корнями, он копал «куштаном» [перм. вят. мотыга, кайло, кирка землекопов] или железной киркой, и потом, рассеяв зёрна, прямо заборанивал, таскал по своему импровизированному полю небольшую ель с сучьями и хвоей, причём земля перемешивалась, и зёрна покрывались землёй. На другой год, сжав выросший хлеб, он оставлял длинную соломину и сжигал её в следующий год, а потом опять сеял и заборанивал, как и в первый год. Через несколько годов, получив неудачный урожай, он переходил на следующее место и обрабатывал новую землю подобным же образом.

д. Аверята, 1965-67 гг. Фотография Елены Петровны Светлаковой (крайняя справа) передана её внуком Денисом Кононыхиным.

Другие починки, по рассказам стариков, заводились другими поселенцами отчасти таким образом, как и Егором Власовым, конечно, с тою только разницей, что не все имели охоту и возможность переходить с места на место, как Егор Хохлатый».
Пишет Блинов и о промыслах, которыми занимались жители починка Верх-Пызепского: «Развиты преимущественно здесь портничество, овчинничество, кожевенничество, отчасти шерстобитство».

Что ни полянка – то деревня
Елена Петровна Светлакова (Касимова), одна из последних жителей, выехавших из деревни Аверята, делится своими воспоминаниями:
«В годы моего детства в новосёловской стороне было очень много деревень. Что ни полянка – то деревня, через ложок – опять деревня. Отец мой жил сначала на Петрушином починке (около границы с Кировской областью), потом переехал в Харницы, а потом и поближе к центральной усадьбе – в Аверята. Родилась я уже там. В то время наша деревня относилась к Новосёловскому сельсовету Карсовайского района. Она состояла из двух улиц, располагавшихся по разные стороны ложка. Но по документам они считались разными деревнями. Если ты родился на одной улице – в документе запишут «родился в деревне Аверята», а если на другой – местом рождения укажут деревню Макарята. На угоре, между двумя этими улицами, располагались все колхозные хозяйственные постройки колхоза «Маёвка» – ферма, конюшня, гумно, сеялка, веялка и др.

Была у нас и своя электростанция, которая располагалась на речке за деревней Зяблово. Она обеспечивала электричеством все деревни Новосёловского сельсовета и колхоз. Вокруг было очень много мелких речушек, в ней много рыбы было, «кишмя плавала». Ступишь в воду, а рыба так и тычется в ноги. Школа от деревни стояла в километре, в центральной усадьбе – в Новосёлах. В деревне Аверята в дружном соседстве жили русские, старообрядцы, удмурты.

Хотя у каждого были свои традиции, обычаи, а праздники
все отмечали в одном кругу.
Был один большой годовой праздник – осенний, когда все полевые работы заканчивались. Много гостей созывали из дальних деревень: сообща заготавливали дрова, распиливали хлысты на чурбаны и из леса вывозили по санному пути на лошадях, а вечером гулянье устраивали. Это случалось где-то в ноябре.

Мне нравилось, как Пасху встречали, а после неё наступала Троица. Праздновали неделю: собирались на поляне среди деревни, шли кто с чем мог, а без шанежек какой стол? Присутствовала и бражка, лёгкое домашнее пиво – варили его честь по чести, в корчагах. Удмурты варили самогон, а у старообрядцев он не поощрялся. Весело бывало: пели песни старинные, хороводы водили. А как проходили свадьбы! Зрелище было красочное. Мчатся лошади, запряжённые в кошовки: тройки, одиночные с всадниками да с колокольцами. Стучались приговорщики в окошки да приглашали на свадьбу: «Что есть в залавке – катите по лавке, что есть в голбце – несите молча!»

Каждая семья выживала, в основном, за счёт домашней живности. У нас во дворе до двадцати голов содержалось, а сколько голов – столько дней и нужно было отпасти».

Аверята не забыты
Не вышло с аверятской земли знаменитостей, но каждый выходец этой деревни – человек труда. Многие из Аверят до сих пор добрым словом вспоминают отца Елены Петровны – Петра Петровича Светлакова: он спасал жителей от голодной смерти, так как был охотником и щедро делился добычей с односельчанами. Последним жителем деревни была Екатерина Николаевна Светлакова, которая покинула её примерно в 1975 году.

Давно уже нет деревни, но выходцы её не забывают. По инициативе Елены Петровны на месте Аверят в 2012 году был благоустроен родник и установлен памятный знак. Каждый год 2 августа земляки собираются на своей малой родине, вспоминают о деревенском детстве, жителях, о том, с какой трудностью обрабатывали каждый клочок земли, и с грустью смотрят на зарастающие поля и угоры…

Факты
Самой распространённой фамилией в Аверятах была Светлаковы, затем Варанкины, Порошины, Стародумовы, Даниловы.
Последним жителем деревни была Екатерина Николаевна Светлакова, которая покинула её примерно в 1975 году.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий