Уроженка деревни Новый Кеп Галина Князева

Много хороших людей родила и взрастила новокепская земля… По каким только уголкам страны ни разъехался честной народ. Тоскует по местам своей малой родины и уроженка Нового Кепа Галина Николаевна Князева, которая сейчас живёт в посёлке Балезино.

Детство трудовое колхозное
Родилась наша героиня в самое лютое время – в 1942 году. Она не помнит тягот военных лет – слишком мала была, а тех, что «прокатились» по ней, как и по всем детям войны в последующие годы, не забудет до конца своих дней. «Часто задаюсь вопросом, а для чего было рождено поколение моих родителей? Ведь судьба им, кроме нужды и бедствия, ничего не уготовила, – рассуждает Галина Николаевна. – Отец, отслужив одиннадцать лет, домой вернулся раненым. В семье было восемь детей, я – пятая. Жалею, что у мамы не расспросила об отце, не поинтересовалась, как она ждала его с фронта, как пережила те трудные годы. В своё оправдание говорю, что виной тому – житейская суета, не до разговоров и откровений было: дети, живность, нескончаемая работа в колхозе…»

Вспоминая годы своего детства, моя собеседница продолжает: «Сейчас живём как в званых гостях, смотрю на молодое поколение и думаю: у них всё есть, они и спят, сколько хотят, и одеваются, как хотят, а я в одиннадцать лет пасла колхозных телят. Днём их одолевали всякие кровососущие насекомые, так отец будил меня в три утра, чтобы скотинка успела спокойно пощипать травки. Ходили с ребятами полоть овёс, теребили лён, все ручонки бывали в крови – стебли-то колючие. Вот на заводе стоит человек за станком и каждодневно выполняет одну и ту же работу, получает за это зарплату, а в колхозе такого нет: сегодня ты косишь, завтра убираешь сено, послезавтра собираешь его в скирды, идёшь на зерносушилку, а если попросят, то и на ферму. Зарплату выдавали зерном да соломой, а зерно ещё надо было свезти на лошадях на мельницу в другую деревню, и в выжидании своей очереди проходил не один день, в подсобке и спали».

Так и жили…
Школы в деревне не было, по рассказам нашей героини, ребятня ходила в Ново-Волково за четыре версты. Проходили санный путь с факелами, чтобы не сбиться с дороги. Поскольку зарплату выдавали сельхозпродукцией, люди умудрялись деньги зарабатывать своим «макаром»: ребята несли яйца на продажу учителям. Копейка – и то деньги.

Галине очень хотелось продолжить учёбу после школы, получить профессию, но не получилось. «Отец был строгим, в семье его слушались все. На 68-ми сотках сажал картошку – конца и края поля не видать, – вспоминает Галина Николаевна. – Первые две недели сентября я поучилась в 10-ом классе, а дальше было велено взять в руки деревянную лопату и копать картошку. Как только под заморозки заканчивали огород, тут же бригадир отправлял на ферму, и я беспрекословно шла доить коров. Двенадцать рублей в месяц «живых» денег – было за радость. Прошло три года, меня неожиданно назначили специалистом в сельсовет – зарплата стала больше, но денег всё равно не хватало – семья-то большая: если купить платки, то не меньше шести, ведь дома я, четыре сестры и мама, если чулки, то шесть пар…»

Когда расформировали сельсовет, Галина устроилась во вторую республиканскую психиатрическую больницу санитаркой и одновременно училась в двухгодичной школе медсестёр. Работать здесь оказалось сложнее: больные поступали днём и ночью, отделения были переполнены, сутками приходилось дежурить. Несмотря на это, молодая медсестра находила время для участия в жизни учреждения вне основной работы: вела политзанятия, участвовала в конкурсах профессионального мас-терства, являлась наставником молодых.

Эликсир молодости и настроения
У Галины Николаевны давняя любовь к песне, их в её репертуаре несколько десятков, о чём мне поведали её приятельницы. Но суть не в количестве, а в том, что знает их певунья от А до Я, к тому же многие из них не перепетые. Она мне напела несколько – я таких и не слышала. «В школьные годы сами разучивали песни, танцы, ставили концерты. Жили, не скучали, – продолжает моя собеседница. – При лунном свете шли в ближний лесок и срубали ёлочку – днём бывало не до этого, все вместе украшали её, водили хороводы».

Как признаётся наша героиня, мечта петь со сцены сопровождает её всю жизнь. «Голос и слух есть, но для выступления перед зрителем этого мало, не зря же певцы годами учатся своему ремеслу, – рассуждает Галина Николаевна. – Ну и не беда. Пою утром, вечером, в компании и одна. В песне – моя душа, в ней эликсир молодости и настроения. Да, вот что ещё хочу сказать: мне по жизни встречаются хорошие люди, за что благодарна судьбе. Слова худого не могу сказать про свекровь, также в своё время меня окружали доброжелательные коллеги, сейчас у меня замечательные соседи, а какая душевная атмосфера в центре социального обслуживания населения, куда я хожу отдыхать».

Жизнь плетёт разные узоры… У Галины Николаевны тоже были и счастливые моменты, и горестные, но она не поддаётся унынию, радуется каждому мгновению.

М. Пермякова Фото А.Миронова

Добавить комментарий